В ногу со временем. Россияне не боятся менять свою жизнь и отношение к работе. Что ждет их в будущем?: Край: Среда обитания: Lenta.ru - Онлайн газета "Новости Москвы и области"

00:05 09 ноября 2021

Люди по всему миру меняют отношение к рабочему процессу: уходят из привычных компаний, открывают собственный бизнес, осваивают новые профессии и переезжают в желанные места. Не отстают и россияне: все чаще они обустраивают жизнь согласно своим представлениям, не боясь крутых перемен и отсутствия гарантий. Такой подход окупается ростом продуктивности и доходов, удовлетворением от самореализации. Пандемия коронавируса только усилила тягу к переменам — люди увидели, насколько важны независимость, гибкость и скорость реакции на меняющиеся обстоятельства. В будущем трансформация станет еще более радикальной, ведь на смену людям во многих отраслях придут роботы, что, однако, не обернется невостребованностью человека, ему просто придется приспособиться к новым реалиям и приобрести дополнительные навыки. «Лента.ру» в рамках проекта «Новое общество» рассказывает, чего ждать от будущего.

На все четыре стороны

Последние два года стали для мирового рынка труда временем больших перемен. Офисные работники в разных странах увольняются, чтобы серьезно изменить свою жизнь. В  июле нынешнего года только в США добровольно покинули работу четыре миллиона человек, и социологи утверждают, что подобная тенденция наблюдается в тысячах компаний по всему миру. Кто-то решился претендовать на вакансию мечты, а кто-то собирается открыть свой бизнес.

Причем перемен не боятся не только молодые люди, которым традиционно свойственны рискованные поступки, но и работники в возрасте от 30 до 45 лет — именно они наиболее активно ищут новые пути развития карьеры. Среди отраслей лидерами стали здравоохранение и технологический сектор, где количество увольнений за год выросло на 4,5 процента.

Готовы к изменениям и россияне. Чаще всего оптимальным вариантом развития карьеры они считают собственный бизнес. Открыть его хотели бы три четверти соотечественников, показал недавний опрос. Россиян привлекает возможность больше зарабатывать, заниматься любимым делом, а также приобретать важный и интересный опыт. Причем 15 процентов из ответивших утвердительно уверены, что для начала им хватит всего 100 тысяч рублей. Больше всего потенциальных предпринимателей в Новосибирске — там свое дело хотят открыть 93 процента жителей. На втором месте Самара (88 процентов), Москва — только на третьем (83 процента). В первую пятерку также попали Калининград (80 процентов) и Красноярск (78 процентов).

Бизнесом готовы заниматься даже те, кто прежде не имел такого опыта, — в этой категории россиян желающих 38 процентов. Активнее остальных в своем стремлении менеджеры по рекламе (62 процента), маркетологи (58 процентов), менеджеры по продажам (52 процента), дизайнеры (47 процентов) и пиар-менеджеры (46 процентов). Большинство из них не испытывает острой потребности в деньгах, зарабатывая больше 80 тысяч рублей в месяц (среди них спрос на самостоятельное предприятие достигает 45 процентов), но рисковать согласны и менее состоятельные: среди людей с заработком ниже 30 тысяч рублей их доля составляет 35 процентов.

Собственное дело можно строить по-разному. Два самых распространенных варианта — создавать компанию с нуля или работать по франшизе, готовой бизнес-модели, которая уже испытана другими предпринимателями и избавляет от необходимости разбираться в неизвестной области. В этом случае покупатели франшизы — франчайзи — платят фиксированный паушальный взнос (фактически стоимость готового бизнеса) и ежемесячные роялти, размер которых может быть заранее оговорен или равняться определенному проценту от выручки.

Помимо проверенного бизнес-метода, франчайзи получает узнаваемый клиентами товарный знак, а продавец франшизы — франчайзер — выступает своеобразным наставником, консультируя подопечного по всем вопросам. Нередко в соглашении оговариваются мельчайшие детали и подробности, которых должен придерживаться франчайзи: цвет обоев в помещении, фасон униформы сотрудников, поставщик тех или иных продуктов. Чаще всего схема с франшизой применяется в сфере обслуживания: в ресторанах и кафе, парикмахерских, магазинах и ремонтных мастерских. Россияне активно используют оба варианта развития бизнеса, причем встречаются самые неожиданные направления.

«Поняла, что могу больше»

Не понаслышке об обоих методах ведения бизнеса знают Евгений и Анна Можаевы, предприниматели из подмосковного Наро-Фоминска. Оба долго работали в областях, близких к полученным в вузе специальностям (Евгений — в переводческом агентстве, Анна — в муниципальной администрации) и довольствовались традиционной пятидневкой, пока однажды Анна не поймала себя на мысли, что привычное занятие больше не доставляет радости, поэтому решение уволиться ради чего-то нового далось легко.

Сначала Анна перешла в коммерческий сектор. «Я работала менеджером по продажам и тогда поняла, что работа может быть разной. В администрации зарплата не зависела от объема выполненных задач, а в типографии все было наоборот. У меня начало меняться сознание, я поняла, что могу больше, чем просто сидеть там и работать. В один момент у меня возникло желание двигаться дальше», — рассказывает она.

Следующим этапом стал магазин свадебных украшений в Instagram, открытый вместе со знакомым стилистом. Бизнес быстро рос, и Анна поняла, что совмещать проект с работой в офисе не получится. «Это стало первым шагом в никуда — без каких-либо подсчетов и составления бизнес-плана. Я интуитивно поняла, что нужно делать именно так. Спросить мне было не у кого, примеров перед глазами не было — действовала по своим ощущениям», — вспоминает Анна. Через полгода новая идея пришла уже Евгению — открыть первый в городе барбершоп, где могли быть заняты они оба.

Всегда было интересно попробовать себя в роли владельца бизнеса, управлять делами самостоятельно. Надоело следовать за другими, захотелось вести самому

Евгений Можаевпредприниматель

Без навыков в новом направлении супруги сделали выбор в пользу франшизы. Они оформили кредит, а Евгений отучился на курсах барбера — трудности при поиске персонала в небольшом городе побудили его освоить новую профессию. Анна взяла на себя роль администратора. За время ведения бизнеса муж и жена, ставшие еще и деловыми партнерами, приобрели богатый опыт, но решили продать салон ради нового проекта — гостиницы для кошек в Москве.

Сложности из-за снижения спроса на фоне локдаунов не испугали Анну, она намерена продолжать заниматься бизнесом. «В будущем вижу себя предпринимателем. Мне интересны очень разные сферы, всегда пробую что-то новое. Скорее всего, не буду останавливаться на чем-то одном, хочу пробовать разное. Всегда есть чему учиться и к чему стремиться», — говорит она. Евгений же хочет заниматься чем-то небольшим, для души: «Скорее всего, буду сам себе начальник и исполнитель в одном лице. Не исключаю возможности кардинально изменить сферу деятельности, поскольку мой опыт показал, что в этом нет ничего страшного и невозможного».

Сам на себя

Идеальное решение для Евгения — переход в категорию самозанятых, налоговый режим самозанятости был внедрен в российское законодательство в 2019 году. Он подходит как фрилансерам, так и мелким бизнесменам, не желающим регистрировать собственную компанию или получать статус индивидуального предпринимателя. Чаще всего его используют представители сферы услуг: репетиторы, няни, сиделки, фотографы. Но могут стать самозанятыми и те, кто в одиночку (режим не дает возможности найма сотрудников) производит какую-либо продукцию либо сдает в аренду недвижимость.

По нынешним правилам, самозанятые устанавливают на смартфон специальное приложение и платят четыре процента с доходов, полученных от физических лиц, и шесть процентов — от юридических. При этом они освобождаются от стандартного налога на доходы физлиц (НДФЛ), а всем вновь зарегистрировавшимся предоставляется вычет в размере 10 тысяч рублей. Статус самозанятого можно получить с 16 лет, на начало августа в этом статусе трудились около 2,7 миллиона россиян. Специалисты уверены, что в ближайшем будущем их число будет только расти.

Расти будет и число фрилансеров — форма организации труда, при которой работа на одну компанию по договору заменяется сотрудничеством со множеством работодателей на отдельных проектах. Такой подход применим для журналистов, программистов, звукорежиссеров и других специалистов как низкой, так и высокой квалификации. Фрилансер может не быть привязан к месту и переезжать из города в город, сохраняя доступ к своей позиции. Заказчика он будет находить через специальные сервисы: цифровые платформы, биржи и агрегаторы.

76процентовсоставил прирост числа фрилансеров в России в 2020 году

По подсчетам аудиторско-консалтинговой компании PwC, в России около 14 миллионов фрилансеров. В прошлом году их количество выросло на 76 процентов, а общий заработок составил 41 миллиард долларов. И тенденция будет только усиливаться, ведь увеличивается и число компаний, считающих привлечение фрилансеров более выгодным по сравнению с традиционным наймом, — за последние три года их доля удвоилась — с 39 до 80 процентов. Аналитики связывают такое явление с цифровой трансформацией бизнеса — все больше предприятий уходят в онлайн.

К 2025 году временные проектные сотрудники будут выполнять до 20 процентов работ вместо нынешних средних пяти процентов. В штате останутся лишь ключевые специалисты, составляющие костяк конкретной компании. Кроме того, в штатном расписании появятся менеджеры по работе с фрилансерами. Государство же будет всячески идти навстречу тем, кто не привязан к одному месту работы, и уравнивать их в правах с обычными сотрудниками, считают эксперты.

Бизнесмен и разработчик электроприставок для инвалидных колясок UNAwheel Николай Юдин считает, что важным толчком для развития самозанятости стала пандемия коронавируса, которая вывела фриланс на новый уровень. «Раньше все тоже понимали, что так можно работать, но сейчас это стало неотъемлемой частью реальности», — говорит предприниматель.

«Я по-другому просто не могу»

Москвич Николай Юдин родился в семье известных врачей и собирался посвятить жизнь медицине, но стать хирургом ему не удалось из-за тремора рук. Долго искать новое занятие не пришлось: юноша подрабатывал с 14 лет, в том числе на всем протяжении учебы в медицинском институте. «Последняя моя работа по найму была связана с программированием — я считал внутреннюю статистику для кол-центра на корпоративном портале. На основе моих подсчетов сотрудникам выплачивали премии. Обычная работа, у меня нормально получалась, но было дико скучно», — вспоминает Николай.

На шестом курсе молодой человек с нуля основал первую собственную компанию, которая создавала кол-центры под заказ: «Я по-прежнему был связан с кол-центром, но уже не просто работал в нем по найму, а создавал его, да еще и за чужие деньги». Связывать свою жизнь с бесконечными звонками Юдину не хотелось, и вскоре он освоил новое направление — сенсорные экраны. В них использовалась технология, впоследствии реализованная в смартфонах. Продукция фирмы Николая применялась в аэропортах и на станциях аэроэкспресса».

«Это произошло еще до первого iPhone, так что мало кто понимал, зачем это. Но когда стали появляться сенсорные телефоны, вопросы отпали. Нам начали поступать заказы, в основном для выставок, которым нужны были большие мультитач-экраны», — вспоминает бизнесмен. Ниша оказалась крайне прибыльной, но по-прежнему не приносила удовлетворения: «Постепенно меня замучила идея, что это бессмысленно. Выставка прошла — и все забыли об экранах и выкинули их».

Новое направление бизнеса появилось во многом случайно: сначала Юдин с друзьями изобрели дрифт-трайк — низко расположенный к земле велосипед, похожий на электрический карт. Бывший деловой партнер Николая, парализованный после инсульта, попросил прикрепить аппарат к инвалидной коляске. Сделать это с первого раза не вышло — на большой скорости коляска просто не выдерживала нагрузок и распадалась на части, но новые попытки оказались удачнее. В итоге им удалось сконструировать электроприставку, которая избавляла от необходимости крутить колеса и превращала коляску в трехколесный электровелосипед. Усовершенствованная версия весила 5 килограммов вместо 13 и обзавелась мощной батареей, на которой можно было проехать 12 километров без подзарядки.

За время работы над проектом Юдин столкнулся с множеством сложностей: копированием устройства китайскими конкурентами (из-за чего производство пришлось переносить на другие площадки), недоверием отечественных потребителей, выбирающих европейские аналоги из-за мнимой надежности, нехваткой финансирования. На первых порах средства приходилось привлекать через краудфандинг. Бренд UNAwheel, под которым работает компания Юдина «СупримМоторс», пока не вышел на окупаемость и не стал прибыльным, хотя уже зарекомендовал себя на зарубежных рынках.

Иногда я грущу о том, что сменил род деятельности с сильно прибыльного на сильно полезный. Но это быстро проходит

Николай Юдинпредприниматель

Бизнесмен добавляет, что нисколько не жалеет о том, что решил сосредоточиться на собственном деле. «Я просто по-другому не мог. Всегда чувствовал, что мне надо делать что-то свое, и не мог себе другую жизнь представить. И я этим должен заниматься — вне зависимости от каких-либо сложностей», — заключает Юдин.

«Многих задолбало работать из дома»

В будущем Юдин ожидает больших перемен, в том числе и на рынке труда: россияне станут чаще работать на иностранные компании, оставаясь жить в родной стране. «Сейчас неважно, где сидеть — в Москве или в Новом Уренгое. Можно полноценно оказывать услуги для компании из Германии в любой точке за те же деньги. И немецкая фирма даже не будет задумываться о том, насколько Новый Уренгой меньше Москвы, а будет смотреть только на качество услуг, — отмечает Юдин. — Привычка заказчиков к удаленной работе привела к тому, что можно быть руководителем маленького агентства и работать на себя».

По мнению эксперта в области рынка труда, основателя и главы платформы по развитию молодых талантов Changellenge Андрея Алясова, в ближайшие три-пять лет удаленная работа будет превалировать на российском рынке труда и постепенно вытеснит остальные формы занятости.

У некоторых людей вновь появится отторжение работы в офисе, плюс далеко не все смогут ее себе позволить. Так что процент работающих на удаленке будет достаточно высоким

Андрей Алясовглава Changellenge

Но случится это не сразу — в ближайший год работодатели будут массово возвращать сотрудников на привычные рабочие места: «И люди тоже будут очень рады, потому что многих задолбало работать из дома».

IT-предприниматель Сергей Будяков отмечает конкурентоспособность россиян: «Текущий уровень зарплат позволяет платить человеку из России намного меньше, чем работнику из Швейцарии. При этом работу он будет выполнять так же качественно, потому что в России есть проекты абсолютно любых размеров. Это нас выгодно отличает от других стран».

Бизнесмен уверен, что опробованный в период пандемии удаленный формат окажется предпочтительным для целых отраслей. «Другой вопрос, что людям нужна социализация, и офисы останутся в качестве места, в которое можно прийти, увидеть вживую коллег, что-то пообсуждать, — полагает Будяков, отмечая, что Россия может провести трансформацию быстрее многих. — Мы перепрыгнули некоторые технологически несовершенные вещи вроде чековых книжек и сразу перешли к бесконтактным терминалам. Очень многое у нас просто не успело появиться, а значит — сможет безболезненно отмереть».

«Мы вместе нырнули в бизнес и не пожалели»

Сергей Будяков получил техническое образование, но уже в институте понял, что не хочет заниматься научной работой, и стал думать в сторону какого-нибудь бизнеса. «Мы с одногруппником сделали небольшую студию SEO-оптимизации. Стало понятно, что бизнес позволяет зарабатывать деньги, но не было особых навыков. Так я пошел работать по найму — продакт-менеджером в разных IT-компаниях», — рассказывает он.

Следующие несколько лет бизнесмен чередовал собственные проекты с работой в компаниях. «В бизнес я переходил в несколько подходов. Уходил из найма, сталкивался с трудностями, возвращался, снова уходил, пока наконец не основал текущий проект. Такие волны были связаны с тем, что я не получал в бизнесе доход, на который рассчитывал. Триггером для окончательного ухода из найма стало нежелание работать от звонка до звонка и участвовать в корпоративных интригах», — говорит предприниматель.

Однако организовать свое дело получилось даже без увольнения: в последней компании, где Сергей работал по найму, он познакомился с единомышленниками, которые впоследствии стали его партнерами. Вместе они заметили, что работодатель — платежный сервис — уделяет недостаточно внимания решению проблем пользователей. «Процесс обработки вопросов был откровенно кривым, и многие клиенты не получали обратную связь вовремя. Существовавшие на рынке решения по разным причинам не подходили компании, и тогда я решил, что вместе с коллегами могу сам создать требуемый продукт и предложить его фирме», — объясняет Будяков.

Вскоре появились первые сторонние заказы: «Мы поняли, что это уже похоже на бизнес, и можно уходить. Было страшно — мне в меньшей степени, потому что я уже неоднократно это проделывал. Мы вместе нырнули в бизнес и не пожалели».

С самого начала Сергей понимал, что новая компания не может позволить себе тратиться на офис, а заодно и на сотрудников из Москвы, где уровень зарплат ощутимо выше, чем в провинции. Партнеры нанимали людей из регионов и разрешали им работать откуда угодно.

Подход не изменился даже тогда, когда проект стал регулярно приносить прибыль. «Так что во время пандемии коронавируса мы ничего особо и не заметили», — рассказывает Будяков.

Сейчас он, как и его сотрудники, не привязан к рабочему месту и может похвастать желанной многими свободой передвижения, хотя продолжает жить в Москве. Сергей уверен, что у компании большой потенциал, на реализацию которого уйдет как минимум пять лет. «Спрос продолжает расти. Многие бизнесы только сейчас приступают к цифровизации», — отмечает Будяков. Но долго владеть проектом предприниматель не собирается: в нужный момент он рассчитывает продать выстроенную фирму стратегическим инвесторам, которые «встроят наши решения в свою технологическую цепочку и получат больше выгоды за счет размера клиентской базы».

Оглядываясь назад, Сергей радуется, что, несмотря на прежние неудачи, решил снова попробовать свои силы в бизнесе: «Есть стереотип: предпринимательство похоже на езду на горящем мотоцикле по горящей земле. Доля правды в этом, безусловно, есть. Тем не менее это выбор, который я продолжаю делать ежедневно».

Даже если иногда хочется опустить руки и жаловаться, стараюсь не забывать, как на самом деле все круто

Сергей БудяковIT-предпринимательНа автомате

Еще один тренд, который постепенно набирает обороты на российском и мировом рынках труда, — отказ от человека в низкоквалифицированных отраслях, или автоматизация и роботизация. По прогнозу консалтинговой компании McKinsey, к 2055 году автоматизация и роботизация затронет половину всех оплачиваемых профессий, а уже к 2030 году работу из-за них сменят 800 миллионов человек по всему миру — 20 процентов трудоспособного населения Земли. Однако машины не вытеснят человека, в действительности людям просто надо будет переучиться и освоить новые специальности. В таких условиях важнейшими качествами станут гибкость и готовность к переменам. И у россиян есть все шансы вписаться в глобальный тренд.

Роботизация не приведет к снижению числа работников, но изменятся направления, в которых эти работники будут нужны. Какие-то отрасли потребуют меньшего числа людей, которые перераспределятся по другим направлениям. Надо быть готовым к тому, что ваша нынешняя профессия через пять лет может либо существенно измениться, либо вовсе исчезнуть, и вы будете заниматься чем-то другим

Андрей Алясовглава Changellenge

Некоторые профессии будущего зарождаются уже сейчас. Среди них инженеры 3D- и биопечати, этичные хакеры, взламывающие сайты компаний и госорганов ради поиска уязвимостей, специалисты по настройке умных домов и эксперты в области машинного обучения. Дополнительное развитие получат роботомеханики и всевозможные мастера в области робототехники. Кадровики научатся применять в своей работе технологии блокчейна, а исследователи в самых разных дисциплинах, связанных с изучением Земли, использовать «умную пыль» — так называются крошечные самоорганизующиеся роботы, обменивающиеся сигналами и собирающие данные об окружающей среде.

Другие профессии, которые уже в обозримом будущем станут обыденностью, пока еще мало знакомы неспециалистам. Переговорщики по вопросам интеллектуальных прав, связанных с искусственным интеллектом, будут представлять интересы не только владельцев и разработчиков программного обеспечения, но и самих алгоритмов, у которых к тому времени появятся полноценные права. Специальные регуляторы будут составлять и обновлять правила движения дронов.

У роботов, в свою очередь, появится потребность в том, чтобы следить не только за физическим состоянием (этим займутся профильные механики), но и за ментальным здоровьем. За него будут отвечать специалисты, похожие на нынешних психологов. Отдельное направление — этика роботов. Эксперты в этой области будут ответственны за разрешение моральных и правовых проблем, связанных с использованием искусственного интеллекта.

Менеджерам по вопросам теневых технологий предстоит организовывать работу, связанную с технологиями, еще не одобренными официально — на национальном или международном уровне. Не останутся без внимания и люди. За их благополучием, а также за состоянием среды их обитания проследят генетические тренеры, консультанты по переработке отходов и контролю за стихийными бедствиями, инженеры-климатологи, ностальгисты (будут воскрешать в памяти наиболее приятные моменты жизни) и генетики по вопросам сохранения отдельных видов. Виртуальные хирурги смогут проводить сложные операции на расстоянии, а инженеры среды обитания займутся созданием и корректировкой окружающего мира.

Не все новые профессии получат одинаковое распространение, но многие из них займут прочное место на рынке труда, серьезно изменив его. Однако поводов заранее беспокоиться у россиян нет. «Никто никогда не готов к глобальным переменам. Но народ у нас крепкий, умеет выдерживать серьезные трудности — историей проверено, — говорит специалист по подбору персонала Андрей Алясов. — Это в принципе способность любого человеческого организма. Как сказал известный американский бизнесмен, основатель инвестиционной компании Bridgewater Рэй Далио, прогресс — это боль и выводы, сделанные из этой боли. Только таким образом прогресс и рождается».

Сокращай и властвуй

Возможные перемены на рынке труда коснутся и рабочего графика — человечество уже активно использует гибкий график, а в будущем может перейти на четырехдневную рабочую неделю. К переходу на четырехдневку призывают активисты разных стран, в том числе в России. Пока она не находит всеобщей поддержки и реализуется лишь в качестве эксперимента, как, например, в Исландии, где подобный опыт проходил с 2015 года и был признан «ошеломляюще успешным». Организаторы пришли к выводу, что сокращение рабочих дней никоим образом не сказывается на производительности труда, зато делает людей гораздо счастливее.

Довольны остались и японские энтузиасты. В стране, печально известной смертями на рабочем месте, добровольцам предложили не ходить в офис по пятницам. В итоге производительность неожиданно выросла на 40 процентов, а расходы на электроэнергию и бумагу для печати, напротив, снизились — на 23 и 59 процентов соответственно. 92 процента участников эксперимента остались довольны его ходом и результатами.

Россия органично вписывается в большинство мировых трендов: от массового распространения удаленной работы до развития автоматизации и роботизации процессов. В ближайшие годы активному развитию инноваций на рынке труда поспособствуют сами граждане. «Думаю, россияне готовы к тому, чтобы брать ответственность за свою жизнь и самостоятельно строить рабочий процесс. Есть устоявшаяся байка про менталитет: якобы в России все плохо, а на Западе светло и прекрасно. На мой взгляд, это не так. В России живут довольно прогрессивные и образованные люди», — уверен Сергей Будяков.

В наши дни существует множество способов уйти от привычного графика «пять через два». Кто-то организует собственный бизнес, кто-то становится самозанятым, кто-то осваивает фриланс. Новые профессии, многие из которых сейчас даже сложно себе представить, откроют еще больше возможностей. А потенциальный переход на четырехдневку позволит по-новому взглянуть на выстраивание баланса между профессиональными обязанностями и личным временем. В любом случае жизнь и работа людей будут зависеть только от них.

Новое обществоПерейти в «Мою Ленту»

от psoradmin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам:

Adblock
detector